Категорії розділу


Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Головна » 2013 » Лютий » 16 » ЩЕРБИЦКОМУ В.В. - 95
09:24
ЩЕРБИЦКОМУ В.В. - 95

Щербицкому В.В. - 95

 Воин, государственник, созидатель…



17 февраля исполняется 95 лет со дня рождения В.В. Щербицкого

Интерес к политической фигуре Владимира Васильевича Щербицкого вырос в последние годы совсем не случайно. Сейчас всё ярче высвечивается созидательная роль этого крупного государственного руководителя, почти два десятилетия стоявшего у партийно-государственного руля УССР и очень много сделавшего для родной Украины и её народа.
Статья, предлагаемая вниманию читателей, подготовлена по воспоминаниям Рады Гавриловны — верной спутницы В.В. Щербицкого на протяжении 45 лет жизни, его ближайшего помощника Виталия Врублевского, родственников, соратников и сослуживцев, а также на основе личных впечатлений. На правах корреспондента государственного информационного агентства автор этих заметок неоднократно сопровождал первого секретаря ЦК КПУ во время его деловых встреч и поездок по стране.

Корни
К
ак и другие верхнеднепровцы, Щербицкие ведут свой род от запорожских казаков, которые занимались земледелием и рыбным промыслом, благо в заливах тогда брали невиданные уловы.
В семье, где рос Володя, самым страшным пороком считались лень и праздность. Щербицким, как об этом вспоминают многие земляки, были присущи трудолюбие, открытость, дружелюбие и какая-то врождённая интеллигентность.
Если основой семьи был отец, Василий Григорьевич, то её сердцем и душой — мать, Татьяна Ивановна. Родом из бедной семьи, энергичная и вечно хлопотливая, она всегда говорила на сочном и образном украинском языке. В преклонном возрасте категорически отказалась переезжать в Киев, жила на окраине Верхнеднепровска в небольшой квартирке на первом этаже старенького дома. В неё вела веранда, на которой стояли двухконфорочная газовая плита и кухонный столик. Прямо за дверью — небольшой коридорчик без окон, по сути чулан, здесь же — шкаф и кровать, на которой она спала. В традиционной «светлице» всегда было чисто и убрано — в любой час дня и ночи она ждала в гости детей.
С фотокорреспондентом ТАСС-РАТАУ Анатолием Запарой мы частенько заезжали к бабе Тане, зная её слабость к собственному фотоизображению.
— Ну, Толя, сделай карточку и передай Грише Бабичу (начальник личной охраны сына), нехай Володе покажет, чтоб увидел, что я жива-здорова, а то звонит, переживает.
У Татьяны Ивановны всегда можно было вкусно поесть, но вот чарку на стол не выставляла никогда. Вообще, в семье Щербицких очень сдержанно относились к спиртному. Сам, как и любой мужчина, мог выпить, но крепко выпившим, а тем более пьяным, Владимира Васильевича не видел никто и никогда.

Начало пути
У
чился Володя Щербицкий в Верхнеднепровской средней школе №1, которую окончил в 1936 году. Сейчас уже не найти ни учителей, ни одноклассников. Остались только несколько архивных снимков на стендах, висящих в школьном коридоре. Здесь же вскользь говорится: был заводилой, комсомольским вожаком, играл на трубе в школьном музыкальном оркестре.
После успешного окончания школы Володя поступает на механический факультет Днепропетровского химико-технологического института. Сохранились его конспекты того времени: они поражают обстоятельностью и аккуратностью, чувствовалось, что над ними работали фундаментально. Характерно и то, что молодой Щербицкий был не только отличным студентом, но и общественно-активным, его недюжинные организаторские способности отмечали все однокурсники. Ещё в институте Владимира принимают в партию. Преддипломную практику он прошёл на заводе в Днепродзержинске, а в самом начале Великой Отечественной получил диплом.
Свои военные годы Владимир Васильевич часто вспоминал в кругу семьи и соратников. Защищал Родину в рядах Красной Армии, а в редкие минуты фронтового затишья зачитывался стихами Симонова. С тех далёких времён к нам дошла синяя потрёпанная книжечка стихов с надписью на первой страничке «Л-т В. Щербицкий. 1942 год».
Войну закончил в капитанских погонах. Суровая армейская служба во многом сформировала молодого офицера как личность, закалила его характер. Как и другие фронтовики, он испытал высокое чувство сопричастности к подлинно великому, общенародному подвигу, когда всё личное отступает на задний план. Это чувство пронёс через всю жизнь.
13 октября 1945 года в Тбилиси, куда приехал на похороны умершего в госпитале от ран боевого товарища лейтенанта Саноева, Владимир женился на Раде Жеромской. Чернобровая красавица Рада была единственной дочерью крупного инженера, которого не стало в 1942 году.
Под новый 1946 год демобилизованный армейский офицер Щербицкий возвратился на родную Украину — и сразу на коксохимический завод. Вскоре Владимира Щербицкого избирают парторгом ЦК КПСС на «Дзержинке» (существовал тогда такой институт особо уполномоченных на важнейших объектах). Затем — первым секретарём Днепродзержинского горкома, а со временем — и Днепропетровского обкома партии.
Хроника дальнейшего партийно-государственного взлёта верхне­днепровского паренька, инженера, капитана-артиллериста хорошо известна…

Большое узнается в малом
Владимир Щербицкий не признавал излишеств ни в чём. Автору этих строк в начале 1970-х годов довелось побывать в кабинете первого секретаря ЦК Компартии Украины. Мебель в нём стояла отечественная, сделанная в Житомире, большой стол для заседаний, старомодные диваны. Правый угол занимал большой глобус. Он был не декоративным, а сугубо информационным — к каждой стране прикреплялись небольшие справочки: территория, численность, производство на душу населения, национальный доход. Со временем из ценных предметов, как рассказывали имеющие доступ в этот кабинет люди, здесь появился только письменный прибор из красивейшего зеленоватого малахита.
Щербицкий блестяще вёл беседу, но не любил, когда кто-то не владел проблематикой обсуждаемого вопроса. Он жёстко спрашивал за невыполнение тех или иных решений, но давал время на исправление допущенных ошибок. Обладал талантом сразу располагать к себе людей.
В редкие свободные часы смотрел кинофильмы на исторические и военные темы, не избегал и детективов. Обязательно — все новые выпуски республиканской кинохроники.
С детских лет и до последнего дня утро начинал с голубятни. Считал это своеобразной душевной зарядкой. И надо было видеть его горящие глаза, когда он поднимал голубей в лёт и по-мальчишески озорно свистел.
В еде был сдержан и неприхотлив. Первомайские и октябрьские праздники, как рассказал Виталий Масол, всегда отмечали вместе с жёнами. К столу подавали красный борщ с пампушками, на второе — мясо или рыбу, вареники, а весной на столе появлялись свежий чеснок и лук. Икру ложками никто не ел, как сейчас принято рассказывать. Это сегодня на различных презентациях и банкетах можно голову потерять от изобилия, а в те времена всё было скромнее.
Что всегда отличало самого Владимира Щербицкого, вспоминают Рада Гавриловна, его соратники и сослуживцы, так это обострённое чувство ответственности на всех постах. Чувство это основывалось на его непоказной, истинной заботе о людях.
«Он был на удивление корректным человеком, истинным интеллигентом, — рассказывал Виталий Врублевский, — никогда не делал резких замечаний… Как-то мы были в командировке и остановились в особняке. Нас еще пришли проведать коллеги. Знаете, дело молодое: выпили, посидели до часу ночи, слегка шумели, конечно, ходили по коридору. А Щербицкий страдал бессонницей, но вставал рано. И имел привычку сыграть до завтрака партию в бильярд с охранником. Так вот, он ему очень деликатно намекнул, что мы, мол, шумели, зная, что тот нам обязательно передаст его слова. Это было типично для него — напрямую замечаний В.В. никогда не делал…»
Многие вспоминают, что Щербицкий резко отрицательно относился к автомобильным кортежам. С первого дня работы в Киеве он потребовал, чтобы его сопровождали максимум две машины, и то если в них ехали нужные для дела люди. И хотя ему полагался по рангу шикарный в то время «ЗИЛ-114», пользовался им очень редко. По Киеву ездил на обычных «Волгах», они же подавались к трапу самолёта.
Даже во время передвижений по республике вместе с собой брал считанных лиц: помощника, двух человек из охраны — без них нельзя было — и, если поездка была официальной, из журналистов — только корреспондента РАТАУ.
«Скромность была ему присуща до последних дней, — говорит президент НАН Украины Борис Патон. — Щербицкий не признавал никаких дорогих подарков. Я как-то был у него 17 февраля, в день рождения. До меня у Владимира Васильевича побывал Олесь Гончар и подарил свою книгу с тёплым посвящением. Именинник был так растроган, что чуть ли не со слезами на глазах прочёл мне строки известного писателя. Такие подарки он не считал подношением и ценил особо.
Щербицкий всегда придерживался нормы: закон — для всех один. Во время пресловутого «сухого закона» Украину посетил Михаил Горбачев, и после официальных встреч и приемов партаппаратчики собрались за столом. Из напитков были только минеральная вода и соки. Строгий Генсек, осмотрев стол, изъявил желание выпить что-нибудь покрепче. Щербицкий ответил, что все напитки на столе — мол, наливайте что хотите. Московский гость начал сердиться: хватит вам придуриваться. Владимир Васильевич заявил ему, что в Украине закон один для всех — если нельзя, то нельзя всем.

В ответ обвинителям
З
а последнее время, пожалуй, больше всего политических «помоев» вылили на седую голову Владимира Васильевича те, кто обвинял его в «русификации», зачастую преследуя свои конъюнктурные цели заработать на этой критике имидж «спасителей» украинской культуры.
Что тут можно сказать? У В. Вруб­лев­ского сохранилась рабочая запись от 11 января 1975 года, когда обсуждался, в частности, вопрос о Национальной опере имени Т.Г. Шевченко. Шел разговор и о недостатках, допущенных руководством, и о необходимости ремонта здания.
Тон обсуждению задал В.Щер­бицкий. Он сразу же подчеркнул: Киевская опера — это национальное достояние и гордость. Это как Большой театр для Москвы. Уровень оперы — во многом показатель уровня нашей национальной культуры. И всякие рассуждения о нехватке средств неуместны: деньги надо найти — это политика. Помогать будем, но и спрашивать будем строго. Ремонт театра считать задачей чрезвычайной важности.
В селе Гоголево на Полтавщине был открыт мемориальный заповедник-музей в ознаменование 175-летия со дня рождения великого писателя.
В 1980-е годы на республиканский официальный уровень было поднято проведение традиционного Шевченковского праздника литературы и искусства. По инициативе Бориса Олийныка, активно поддержанной Владимиром Щербицким, Шевченковские дни стали крупным ежегодным событием в культурной жизни Украины и всего Советского Союза, получили большой резонанс во всем мире.
И таких примеров — не счесть. Многие просто забыли, сколько сделано в те годы для развития украинской национальной культуры.

Черные страницы жизни
С
амой чёрной страницей в жизни В.В. Щербицкого стал Чернобыль. Ещё совсем недавно первому секретарю ЦК КПУ инкриминировали, что он своей волей вывел на первомайский Крещатик колонны демонстрантов. Генпрокуратура поставила точку на этих измышлениях: вопрос о демонстрации решался в Москве. На трибуну Щербицкий взял с собой супругу и внука.
— Первого мая 1986 года он поднялся на правительственную трибуну мрачный как туча, — вспоминает академик Борис Патон. — Только и сказал: «Генеральный из Москвы кричал, чтобы никакой паники, а я просил демонстрацию отменить, но получил приказ Политбюро».
— По-моему, именно Чернобыль сломал Щербицкого, — продолжает Борис Патон. — Он же был крепкий, красивый мужчина. А тут начал сдавать, появилась хромота. А вскоре, в 1989 году, Москва отправила его на пенсию. Некоторые наши так называемые национал-патриоты тогда поступили против совести. Они сделали чучело Щербицкого, окутали его колючей проволокой и, пройдя через весь Крещатик, сбросили в Днепр. Они же распространили слухи о том, что Щербицкий якобы давно перевёл деньги за границу и сам уже там. Это происходило как раз перед самой смертью Владимира Васильевича. Будучи депутатом Верховного Совета Украины, он хотел прийти на его заседание, чтобы дать отповедь клеветникам, но у него уже не хватило жизненных сил.
…Он не дожил до своего 72-летия всего один день.
…Зимнее солнце над Байковым кладбищем сияло. Небо было чистым, бездонным и ошеломляющим в своей беспредельности.
Настоятель кладбищенской церкви Святого Вознесения отец Ярослав хорошо помнит, как хоронили Щербицкого: «Это были большие похороны. Множество людей собрались разделить горе с родными и близкими умершего. Люди пришли по зову сердца — этот человек сделал столько добра для Украины»…

В благодарной памяти
…В
мае 2012 г. в районном музее г. Верхнеднепровска была открыта первая в Украине экспозиция, посвященная В.В. Щербицкому.


Автореннадий ЦУРКАНОВ, г. Днепропетровск

Переглядів: 779 | Додав: Admin | Рейтинг: 5.0/1

Вхiд користувачiв

Логін:
Пароль:

Пошук

Календар

«  Лютий 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728

Архів записів

Друзі сайту

Почта

Логин:
Пароль:

Газета